Больные раком: страхи, психическое состояние. как поддержать?

Как я побеждаю страх перед раком, — личный опыт.

КАК Я ПОБЕЖДАЮ СТРАХ ПЕРЕД РАКОМ, — ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

Представьте, один человек наслаждается жизнью, купается в любви, строит громадные планы на будущее. Другой — обижен на судьбу, считает себя неудачником, прозябает в тоске и скуке. Обоим сообщают о диагнозе: рак. Как вы думаете, кто тяжелее перенесет эту печальную новость?

СОЛНЕЧНЫЙ ХАЛАТ ДЛЯ ОНКОБОЛЬНИЦЫ

Мы часто говорим, что жизнь – это дорога. Реже задумываемся, что иногда рядом шагают попутчики, которых мы не выбирали, о которых хотелось бы никогда не знать. Боль. Болезнь. Отчаянье.

Вот она — я шесть лет назад: только что узнала, после обследования у гинеколога, что вероятность рака 90%. Выхожу, курю, вся трясусь, истерю.

Перед кабинетом на следующий день (направили к знакомому доктору для подтверждения). В очереди женщин: в глазах страх. Кто как держится: кто плачет, кто поддерживает других, кто бодрится «Ничего, все обойдется». Страх настолько парализовал тело и душу, что ничего не чувствую. Как автомат, выполняю действия по плану. « Да. Идите оперироваться, безотлагательно, срочно, уже вчера».

Онкоинститут. Очередь. Женщины. Так много леденящей тревоги. Каждая клеточка чувствует страх, много его разлито в пространстве. Все говорят тихо, чтобы кого-то или что-то не потревожить. Я хочу орать! Этого не может быть! Не сейчас! Почему? Почему? Я не могу сейчас болеть. У меня папа — лежачий больной, как он сможет без меня? Я не хочу, я не могу. Все надо делать быстро: поиск няни, поиск сиделки, обследование, операция. Все запомнить, все подготовить. Сын. Сын у меня подросток. Что будет с ним?!

Иду по Подолу. У меня нет халата, а в больнице это основная одежда. Магазин. Выбираю самый оранжевый, солнечно-пушистый наряд. Он меня согреет. Так хочется тепла. Страх выморозил меня. Я нахожусь в чем-то вязком, липком.

ПОПУТЧИК БОЛЕЗНЬ, ПОПУТЧИК НАДЕЖДА.

Мне хочется сказать, что я люблю своих близких, но я их ненавижу. Я так их ненавижу, что сама не осознаю этого. Наши миры разошлись. Разошлись навсегда. Никогда они меня не поймут, и я их не пойму. Между нами стеклянная стена, мы видим друг друга, но не слышим. И я теперь в аквариуме. Я не знаю, золотая ли я рыбка или пиранья. Я ничего о себе не знаю. Мне очень обидно, мне очень жалко себя. Но жалеть себя нельзя, это слабость. Мне стыдно быть больной. Я виню себя. Виню за то, что не доделала, не учла, не предусмотрела. Как я могла заболеть? Ведущая нота – злость. А в злости так много огня. И в душе моей, кажется, все выжжено, безжизненно и пусто.

Только со временем я пойму, что болезнь – это не моя вина. Так случается. Гарантии от болезни не выдает ни одна страховая компания.

Операция позади. Лучевая терапия. Со мной в палате еще три женщины. У них диагноз рак молочной железы. Одной около восьмидесяти, как ее зовут я не помню. Вечером, перед сном, она читала нам стихи. Стихи о жизни. Сколько тепла и поддержки я получала в них!

Душевные качели — от отчаяния до надежды. Уже позже у Цвейга я прочитала: отчаяние – мать, вера – отец чуда. Но мне кажется, у этих двоих рождается Надежда. Такие вот душевные качели: отчаяние, вера, надежда. И юмор. Юмор — наше все. Люди, которых я узнала за это время, которые тоже шли по жизненной дороге с болезнью, учились видеть смешное, находили силы шутить.

Очередная процедура лучевой терапии. Мужчина видный, красивый, заходит к врачу, — «Доктор, у меня повысилась потенция, что с этим делать?».

Впереди еще химия.

Прошло более шести лет. Иногда необходимо просто идти. Сложные участки жизненной дороги мы проходим, хотя порой и кажется, что это невозможно. Но это только участки. Начинается более ровный путь, нежеланные попутчики отстают, а мы приглашаем с собой в странствие Надежду. И свою дорогу я уже вижу четче.

СТРЕСС НАЧИНАЕТСЯ ЗА МЕСЯЦ ДО ДИАГНОЗА

Узнать, что у тебя рак, – это больно. Некоторые западные медики утверждают, что у онкологических больных развивается ПТСР (постравматическое стрессовое расстройство), так как травматичность диагноза «рак» — исключительна. У нас в стране, где сильна канцерофобия (и некоторые другие навязчивые состояния), напряжение еще выше.Скрытая депрессия, тревожное расстройство часто запускаются после постановки диагноза. То же самое нередко происходит и с близкими больных, что только усложняет ситуацию.

Есть и другой вариант – стресс бьет по сердечно-сосудистой системе, и люди, которые могли бы успешно излечиться от злокачественного новообразования, погибают от инсультов. Причем, согласно шведскому исследованию, наибольшее количество ударов приходится на первую неделю после постановки диагноза.

А вот повышенный риск психических расстройств начинается еще за месяц до обнаружения болезни. Люди подсознательно ощущают: с ними что-то происходит, усталость и интоксикация дают о себе знать. Этот риск без психотерапии остается даже 10 лет спустя, когда болезнь чаще всего можно считать побежденной.

Человек остается наедине с проблемой. Обязательного психологического сопровождения у нас пока нет. Обращаться к психотерапевту или нет – личное дело пациента, ведь финансовые проблемы и множество забот, связанных с лечением, тоже ложаться на его плечи.

ДЕПРЕССИЯ УКОРАЧИВАЕТ ЖИЗНЬ

Душевным состоянием больные обычно занимаются по остаточному принципу. Проще выплакаться в одиночестве или напиться, а может, стиснув зубы, загнать разрушительные чувства вглубь. Но не избавиться от них. А ведь от психологического состояния, как показывают современные исследования, зависит сопротивляемость организма болезни.

Например, американский психоонколог д-р Фаузи сравнил состояние здоровья 68 пациентов с меланомой, успешно прошедших психотерапию, и тех, кто отказался от нее и пребывал в подавленном состоянии. У тех, кому удалось справиться с эмоциональными бурями на 45% реже случались рецидивы, и в три раза меньше из них умерли. Особенно заметен был эффект для женщин. При этом все получали одинаковое основное лечение от рака. Однако, когда появлялись ресурсы для преодоления трудностей, это заметно улучшало состояние.

Так у кого же выше риск впасть в депрессию, узнав об онкологическом диагнозе, у «счастливчика» или «несчастливчика»? Казалось бы, первому есть что терять, больше надежд разбивается, а второму – не привыкать к черным полосам в жизни. Но на самом деле все наоборот. Как ни странно, исследования и опыт онкологов доказывают: интенсивность психологического стресса не связана со стадией заболевания, с тяжестью прогноза. Скорее с общим душевным настроем и удовлетворенностью жизнью. И тот, у кого не было ресурсов раньше, реже находит их без помощи психотерапевта. А тот, кто умеет радоваться жизни, крепче держится за нее и тогда, когда закрадывается мысль о смерти…

Страхи и психическое состояние больных раком

Подтверждение диагноза «рак» всегда застает человека врасплох. К этому невозможно подготовиться. Важно знать, что чувствуют больные раком, поскольку осознавать свою болезнь и учиться бороться с ней приходится уже по ходу лечения. Иногда эти мероприятия длятся очень много времени, поэтому люди с онкологией должны научиться преодолевать трудности и жить дальше.

Общее самочувствие человека, больного раком

Развитие злокачественной болезни влияет на работу всего организма, поэтому человек может чувствовать:

  • постоянную слабость и гипертрофированную усталость даже после сна;
  • трудности с передвижением;
  • проблемы с концентрацией внимания и памятью;
  • повышенную утомляемость даже после не очень длительной деятельности;
  • непреднамеренное снижение веса. Также исчезает желание принимать пищу;
  • проблемы со сном (ночные кошмары, невозможность заснуть или наоборот – повышенную сонливость);
  • сильное сердцебиение, усиленное потоотделение;
  • усиленную раздражительность, крайнюю нервозность;
  • повышенное слюноотделение;
  • кожа больного раком может стать холодной и липкой;
  • неправильный обмен жидкостей в организме может привести к обезвоживанию.

Эти состояния возникают еще до диагностики онкозаболевания, поэтому должны насторожить человека.

Физическое состояние больных раком в зависимости от вида онкологии

Некоторые виды онкологических заболеваний вызывают специфическое состояние организма, по которому можно заподозрить место расположения опухоли. Следует обратить внимание на такие особенности:

1. Опухоли головного мозга:

Провоцируют повышенное давление, которое проявляется в виде головной боли, сонливости, спутанности сознания. Также, образования в этой части способны блокировать зрение и слух.

2. Злокачественные образования пищеварительной системы:

Блокируют прохождение пищи по желудочно-кишечному тракту. Опухоль может нажимать на нервы, отвечающие за работу кишечника. Вследствие этого, больные раком имеют трудности с отхождением кала.

3. Опухоль, которая давит на нерв:

Может привести к чувству жжения в затрагиваемом участке.

4. При распространении онкозаболевания в костную ткань:

Может произойти утечка кальция в кровь. Причина кроется в разрушении раковыми клетками костной целостности. Организм утрачивает способность контролировать уровень кальция. Так возникает состояние гиперкальцемии. Больной чувствует сильную жажду, сонливость, проблемы с мышлением.

5. Метастазирование злокачественной опухоли:

Способно вызвать нарушение функционирования почек или печени.

6. Когда затрагивается ствол головного мозга, возникают проблемы с рвотным центром.

Психологические чувства и страхи больных раком

Шок :

Первая эмоция, когда больной раком узнает свой диагноз, ‒ шок. Он особенно силен тогда, когда человек не чувствовал никакого недомогания и болезнь выяснилась внезапно в ходе регулярных исследований. Это нормально, ведь мало кто может отреагировать иначе.

За сведениями пациентов, после понимания диагноза наступает страх. Вначале вообще сложно думать о чем-либо, кроме болезни. Выход из такого угнетенного состояния ‒ это разговор с близким человеком или психологом. Для больного раком важно открыть душу и рассказать о своих эмоциях. Только тогда страх преодолим.

Переживание за семью и родных :

Читать еще:  Рак позвоночника - метастазы. рекомендации онколога

Когда пациент осознает всю серьезность ситуации, он начинает думать не только о себе, но и о близких. По этой причине чувство страха усиливается мыслями о том, как семья будет жить дальше, как это отразится на личностных отношениях и главных приоритетах, которые сложились до заболевания. Больному не хочется усложнять и жизнь близких. Однако, пациенты должны понять, что семья только помогает и заботится. Для родных возможность обеспечить комфорт ‒ не тягость, а в возможность помочь и просто быть рядом. Но иногда случается и так, что родственникам также следует навещать психолога для создания спокойной атмосферы, чтобы не усложнять и так тяжелую обстановку.

Из предыдущего чувства иногда возникает ощущение вины, что в болезнь неволей втянуты и близкие люди. Однако следует понимать, что родные наоборот хотят любыми способами помочь.

Следующее ощущение ‒ гнев. Человек, больной раком, задается вопросом: «Почему именно я? За что такое наказание?». На этом этапе нужно найти поддержку в религиозных и личностных убеждениях, сделать приоритетными семейные ценности и каждый прожитый день. Важно принять диагноз и понять, что он ‒ сложная задача в жизни, с которой необходимо справиться. Если такое разумения не придет, возможно прогрессирование депрессивного состояния.

Гнев может смениться чувством утраты. Особенно это касается времени, которое больной будет тратить на лечение и борьбу с заболеванием. Больной раком осознает, что на протяжении долгого времени не сможет жить прежней жизнью. Ему придется все усилия направлять на исцеление.

Угнетение и ощущение безнадежности :

После понимания неизбежности сложившейся ситуации, состояние больного может перейти в постоянное угнетение, безнадежность. Обо всех ощущениях стоит рассказать врачу или близкому человеку. Вместе легче преодолеть любые препятствия. Также можно посоветоваться с людьми, которые находятся в подобной ситуации или же вылечили рак.

Человек, больной раком, может ощущать одиночество. Это связано с тем, что его жизнь полностью изменилась и ему не интересны бытовые проблемы других. Заболевший как бы остается сам на сам с раком. На самом деле, человеку просто нужно время, чтобы адаптироваться и посмотреть на мир по-новому.

Крайнее эмоциональное состояние для больного раком ‒ это депрессия. При ней исчезает какой-либо интерес к жизни. Возможны даже мысли о умышленном причинении себе вреда.

Указанные особенности самочувствия обобщенные. Однако, они проявляются у многих пациентов с онкологическими диагнозами. Точно передать, что чувствуют и о чем думают больные раком, очень сложно, ведь каждый случай ‒ сугубо индивидуальный.

Психологическое состояние при онкологических заболеваниях

Изменение психологического состояния характерно для многих заболеваний. Однако особое значение имеет изменение психологического состояния при онкологических заболеваниях. Очень часто на психическую сферу не обращают внимания при лечении, а ведь большинство специалистов относят изменения психики к характерным симптомам заболевания.

Разновидностей депрессивных состояний очень много — от нозогенной реакции (вялость, апатия, чувство обиды и обреченности) до маскированных депрессий в виде гипогнозогназии (синдром патологического отрицания свой болезни — человек отказывается верить, что он болен, отказывается от лечения и продолжает вести прежний образ жизни), гипернозогназии (преувеличение тяжести и прогноза болезни, демонстрирование своих страданий и привлечение внимания к себе любой ценой) и других.

Чувство бессилия и невозможности помочь близкому человеку часто приводит к тому, что родственники и знакомые, а часто — и медицинский персонал психологически дистанцируются от человека. Учитывая обостренное восприятие больного, он очень тяжело переживает это: «Не хороните меня заживо! Я еще жив!»

Очень часто больному важно просто присутствие рядом родного человека. Даже если он не в состоянии помочь, а просто дает надежду, что больного не оставляют одного с его болезнью.

Не надо ко всему подходить с точки зрения разума и рациональности. Некоторые мысли и чувства, спрятанные глубоко в подсознании в значительной степени могут стимулировать нейроэндокринную систему и расходовать энергию вхолостую, а ведь она крайне необходима больному в его борьбе с заболеванием. Не надо стесняться «бессмысленных» вопросов, более того — такие вопросы необходимо «выкладывать» для обсуждения. Особенно важно не загонять внутрь чувство страха, одиночества, самобичевания, гнева.

Многих людей с онкологическими заболеваниями угнетает мысль о том, что к нему даже прикоснуться боятся, даже осознавая, что онкологические заболевания не передаются контактным путем. Кстати, некоторые люди этого могут и не знать и просто боятся заразиться. Сейчас ни для кого не секрет, что непосредственный контакт, прикосновение, поцелуй имеют мощное позитивное воздействие, причем не только на психологическое, но и на физиологическое состояние больного. И дружеское рукопожатие и простое прикосновение могут нести огромную энергетическую «подпитку» для больного. На подкорковом уровне прикосновения, поцелуи, другие послания «языком тела» намного более значимы в эмоциональном плане, чем общение на уровне второй сигнальной системы — речи.

Иногда любой взгляд или интонации речи могут быть для больного намного более информативными, чем слова. Если Вы искренне хотите помочь человеку, то не надо использовать в общении банальные фразы вроде «Позвони мне, если тебе что-то понадобится». Можете быть практически уверенны — не позвонит. Гораздо более приемлемым будет предложение «Позвони мне вечером, поболтаем» или «У меня часто бывают «окна» во время работы, звони, мне приятно будет пообщаться с тобой». На первый взгляд, глупые разговоры и воспоминания, часто бывают намного более эффективными для поддержания морального духа больного, чем высокопарные фразы и глубокомысленные рассуждения. Просто спросите человека, чего ему хочется именно сейчас, поверьте, для человека, который попал в тяжелую психологическую ситуацию, может быть важной какая-то мелочь, которая не придет в голову обычному человеку. Спойте вместе дурацкую песенку, которая была популярной в дни Вашей юности или поговорите об общих знакомых, это может быть намного более приятным для больного, чем обсуждение последней статьи в специализированном медицинском издании.

И не забывайте о том, что чувство юмора невозможно победить никакими психологическими ударами. Если человек способен шутить и воспринимать шутки, то это мощнейший рычаг психологического воздействия на состояние человека. Не надо думать, что человеку с онкологическим заболеванием противопоказано подшучивание над ним или наоборот. Я сейчас вспомнил своего бывшего шефа, который с онкопатологией находился на лечении в отделении, которым он заведовал более 20 лет. Не смотря на очень тяжелое состояние, он подтрунивал над девочками-медсестрами и охотно вступал в шутливые перепалки с ними. Кстати, многие врачи во время дежурства приходили к нему поболтать не только из желания поддержать морально, но и из-за потрясающего чувства юмора и коммуникабельности шефа.

Теперь о наиболее спорном вопросе — сообщать ли больному о его онкологическом заболевании? Да, человек должен знать правду о своем состоянии, однако делать это необходимо специалисту, который сможет оценить психологический статус человека и предсказать его реакцию на подобное известие. Из-за пренебрежения этими нюансами у больного может возникнуть серьезная и непредсказуемая реакция в виде острых психотических расстройств, депрессии или длительно протекающих и неподдающихся коррекции невротических состояний.

О том, насколько серьезно воздействует на соматическое состояние человека его психологический статус, свидетельствует тот факт, что онкологическим заболеваниям часто предшествуют глубокие депрессивные состояния. Если же депрессия «наслоится» на онкологическое заболевание, то это может значительно повлиять на соматический статус пациента и прогноз исхода заболевания.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что коррекция психологического состояния человека при лечении онкологической патологии имеет огромное значение. В настоящее время в России и странах бывшего Союза используются современные методики лечения онкопатологии, однако должного внимания психологическому состоянию пациентов не уделяется должного внимания. Если даже врачи пренебрегают этим, то что можно говорить о родственниках и близких людях? А ведь мобилизация моральных сил пациента на борьбу с болезнью иногда может оказать решающее значение для выздоровления. Да, приходиться менять свой жизненный уклад, привычки, круг общения. Но следует помнить и о том, что эффективность лечения онкологической патологии в последнее время значительно возросла и диагноз онкозаболевания сейчас — вовсе не приговор. Но в значительной мере на эффективность медикаментозного лечения, лучевой терапии влияет настрой пациента на выздоровление. И помочь ему в этом должны как медицинский персонал, так и родственники и близкие люди.

Психологические аспекты преодоления рака

Диагноз «рак» часто вызывает один из сильнейших страхов за здоровье. Много больных раком думают, что это конец их жизни по мере того как они больше узнают об этом. В самом деле, после постановки диагноза в жизни человека происходят многие изменения, которые продолжаются по ходу лечения и по его окончанию в течение всей оставшейся жизни. Одно действительно меняется. Это может быть удивительно, но исследования показывают, что большинство взрослых и детей на самом деле психологически устойчивы в борьбе с раком.

Устойчивость не означает, что мы должны мыслить позитивно все время. На протяжении многих лет настоятельно подчеркивалось, что необходимо иметь позитивный настрой, потому что считалось, что такое отношение может повлиять на выживание. Это не бесспорно, но предположения большинства исследований показывают, что, изображая позитивный настрой, на самом деле можно получить дополнительный стресс.

Исследования показывают, что совершенно нормально быть грустным и злым, и нет ничего необычного, когда пациент борется за выживание с высшим разумом. Нормально также иметь отличные дни, в которые люди чувствуют положительную сторону жизни; делают что-то в меру своих сил, когда они чувствуют себя хорошо и стремятся к достижению целей.

Во многом хорошей стратегией для преодоления трудностей является получение как можно больше информации об их конкретном типе рака.

Также хорошей идеей является собрать две команды — с одной стороны команду поддержки пациента и с другой стороны — команду медицинской и психосоциальной помощи.

  • В команду поддержки комфорта пациента могут входить члены семьи и близкие друзья.
  • Медико-психосоциальная команда может состоять из врачей-онкологов, хирургов, практикующих медсестер, лицензированного психолога, психиатра и социального работника.
Читать еще:  Опухоль болит - что делать, если болит раковая опухоль?

Тесные деловые отношения между членами медико-психосоциальной команды являются крайне важными для координации лечения, общения и влияния на принятие решения взрослым пациентом или удовлетворения потребностей ребенка на протяжении всего лечения.

Есть специалисты, которые имеют большой опыт подготовки и оказания помощи детям, взрослым и семьям, сталкивающимся с онкологическим диагнозом.

Лечение рака может быть очень трудным и, возможно, одним из самых стрессовых моментов в жизни. Есть специалисты в области психологии и психиатрии, которые занимаются конкретно онкологическими больными и членами их семей. Это узкая область называется психоонкология, психосоциальная онкология или поведенческая онкология. Она связана с психологическими, социальными и поведенческими аспектами рака. Специалисты этой области способны обеспечить индивидуализированное обучение и поддержку, связанную с конкретным типом рака, стадией рака, а также ожидаемыми последствиями процедур. Они обычно работают с семьями и опекунами. Терапия проходит лучше, когда она координируется между несколькими членами команды.

Есть определенные случаи, в которых тревога и даже депрессия являются частью процесса лечения рака. Например, первоначальный настрой на то, чтобы пройти через диагностику рака, может быть одним из самых тяжелых моментов, когда в душе бушует вихрь эмоций и скачки мыслей — в голове.

Первые полученные процедуры, как представляется, также оказывают разрушительное воздействие на мыслительные процессы и чувства с точки зрения способности выдерживать весь ход конкретного лечения, а потом еще и еще. Люди спрашивают себя позже, как это им удалось. Первый рецидив, первая серия клинических испытаний и все происходящие изменения в личной жизни могут заставить людей чувствовать, что они преследуют движущуюся цель. Дело в том, что раковый процесс на самом деле создает ряд проблем и препятствий, которые должны быть преодолены для того, чтобы двигаться дальше к следующей задаче.

Иногда эти корректировки становятся настолько подавляющим, что трудно увидеть свет в конце тоннеля. Взрослые и даже дети в конце концов начинают понимать, что это не краткосрочное лечение, и что это труднее, чем они думали.

Люди часто спрашивают: «Что делать, если один человек адаптируется относительно хорошо, а другой не так хорошо?» или «Как узнать, в какой ситуации онкологический пациент нуждается в психотерапии?»

Важно признать, что несколько факторов способствуют тому, насколько хорошо человек адаптируется к чему-нибудь в жизни, особенно к раку. Исследования показали, что одним из важных факторов является то, насколько хорошо человек справляется в разными проблемами в своей жизни и как хорошо развита его стратегия выживания и навыки управления стрессом. Изучение этих факторов может предотвратить или помочь людям лучше справляться или управлять стрессом.

Для этого существуют психологи, работающие с онкологическими пациентами. Они рассматривают не только недостатки, но и достоинства. Они пытаются работать с достоинствами, чтобы придумать хорошие, совместимые стратегии выживания, помочь пациентам развить навыки управления стрессом и помочь им и их семьям пережить эти трудные времена.

Когда у человека диагностирован рак, проблемы могут перейти из острых в хронические. Человек может иметь проблемы с рвотой в связи с недавним курсом химиотерапии, но ему также может быть известно, что ему предстоит пройти еще несколько курсов того же химиотерапевтического агента на следующей неделе и в течение следующих нескольких недель. Пациенты также могут иметь дело с несколько другими вопросами, такими как безопасность труда, страхование, пособие по уходу за ребенком и преодоление финансовых трудностей из-за высокой стоимости лечения. Возможно, придется решать другие вопросы, связанные со значительными проблемами межличностных отношений с другими членами семьи или друзьями.

В зависимости от того, насколько хорошо кто-то справлялся со стрессом в прошлом, психологи могут помочь в организации лечения и работать в направлении построения этих стратегий и управленческих навыков. Помните, в то время как страх и стресс может рассматриваться как часть опыта рака, психолог может использовать важные приемы и помочь в преодолении кризиса в перспективе.

Дети и взрослые с нерадостными историями из прошлого или эмоциональными проблемами психологического здоровья часто сталкиваются с серьезными проблемами в борьбе с раком и его лечением.

Люди, которые пострадали от депрессии, беспокойства или серьезных проблем психического здоровья, более склонны к трудностям адаптации при столкновении с интенсивными физическими и психологическими стресс-факторами, связанными с онкологическим диагнозом. Иногда человек может чувствовать себя таким перегруженным, что он близок к самоубийству. Это требует немедленного медицинского психиатрического внимания.

Если кто-то имеет опыт эмоциональных или психических проблем со здоровьем и сейчас сталкивается с раком, этот момент можно использовать для того, чтобы предупредить какие-либо проблемы. Это может помочь медицинским специалистам сделать надлежащее и своевременное направление к психологу или психиатру. Команда врачей должны быть осведомлена о всех медицинских препаратах, принимаемых пациентом, в том числе препаратах дополнительной или альтернативной терапии для того, чтобы быть в состоянии обеспечить оптимальное лечение.

Один из самых больших страхов, существующих у людей и имеющих отношение к раку, — это страх смерти. Это происходит потому, что в прошлом рак был синонимом смерти. И хотя методы лечения чрезвычайно расширились с 60-х годов прошлого века и имеется ошеломляющее количество выживших, живущих счастливой и продуктивной жизнью, люди все еще ​​боятся, что они умрут от рака. Это особенно верно, если кто-то из их семьи умер от рака. Воспоминания о тех временах, в которых любимый человек проходил курс лечения и через несколько месяцев или лет могут привести к боли и отчаянию больного раком. Хотя это не обязательно повлияет на исход, но и конечно не поможет в лечении.

Помимо страха смерти из-за рака, стресс и страх также могут возникать из-за недавней личной потери. Это может случиться, когда кто-то очень близкий умирает, или потеря может быть связана с утратой привычных функций организма (т.е. больной не в состоянии ходить прямо после многих лет без лечения), социальной роли, груди или конечностей. Все эти значимые утраты, и с ними, возможно, придется иметь дело индивидуально. Иногда показаны психотерапия и/или медикаменты, особенно когда кто-то становится настолько подавлен, что начинает размышлять о самоубийстве.

Предыдущий опыт часто играет важную роль в определении лечения рака. Например, серьезная физическая или эмоциональная травма может повлиять на то, как человек справляется с другими жизненными стресс-факторами.

Травма может включать в себя историю злоупотребления в раннем детстве, боевой опыт, историю изнасилования, или даже эмоционального насилия. Эти страхи, проблемы и переживания, связанные с жизненными обстоятельствами, порой возникают в результате самоуязвимости и переходят в раковый процесс.

Три следующие сценария, связанные с последствиями лечения, важно учитывать при взгляде на приспособляемость к раку. Один из них связан с адаптацией к возможным физическим симптомам, связанным с процедурами, таких как боль, тошнота, рвота и усталость. Эти симптомы могут быть изматывающими, так как пациенту кажется, что они продолжаются бесконечно. Поэтому доктора считают, что больные могут сделать перерыв между процедурами, во время которого они на самом деле чувствуют себя хорошо. Рекомендуется, чтобы люди воспользовались этим временем, чтобы вновь участвовать в нормальной жизнедеятельности или создать ощущение нормальной жизни снова.

В дополнение к адаптации бывают случаи, когда у больного раком может выработаться условный рефлекс испытывать тревогу перед предстоящим лечением. У многих пациентов возникало то, что психологи называют классической условной реакцией тошноты и рвоты. То есть рвота возникала даже до попадания в онкологический центр из-за ожидания того, что у них будет рвота после процедуры. Существуют эффективные методы лечения, которые психологи могут рекомендовать в решении этих вопросов.

Наконец, есть моменты, когда процедуры могут быть связаны с изменением настроения или психического функционирования. Для примера, когда кто-то выходит из операционной, он невменяем или говорит чепуху. Это не происходит всегда, но может случиться. Некоторые пациенты испытывают капризность, путаются или не понимают, где они находятся. Это может быть результатом действия некоторых лекарственных препаратов. Эти эффекты называют ятрогенными, и они являются причудливым проявлением эффективности лечения. Многие из этих эффектов являются временными и в конечном итоге проходят. Они не угрожают жизни, но исследования показали, что и пациенты и их семьи часто имеют проблемы из-за этих эффектов. Есть психиатрические лекарства, которые являются очень эффективными в ослаблении влияния лекарственных препаратов и позволяют больному раком «вернуться к себе» быстрее, и, следовательно, уменьшить бедствия для пациента и его семьи.

Лица, которым недавно поставили онкологический диагноз и назначили курс лечения или пациенты, у которых был рак в прошлом, могут извлечь пользу из беседы с психоонкологом. Некоторые вопросы зачастую трудно обсуждать с врачами. Например, кто-то может чувствовать себя неудобно, говоря о сексуальных проблемах, испытываемых после лечения, или некоторые люди имеют проблемы, которые трудно обсуждать со своей семьей. Многие дети и взрослые с диагнозом «рак» чувствуют, что они не получают достаточно информации об их типе рака из-за множества медицинских терминов. Позже они могут жаловаться, что они не имели достаточно информации о том, как справиться с их разочарованием или проблемами после успешного лечения рака.

Хотя это может усилить страхи у взрослых и детей, благодаря современным процедурам диагноз «рак» не всегда заканчивается смертельным исходом. Но есть многое, что можно сделать психологически, чтобы справиться с медицинскими или психологическими аспектами рака с человечностью, пониманием, мужеством и достоинством.

При копировании материалов активная ссылка на наш сайт обязательна.

Три самые распространенные фобии и как перестать быть ипохондриком

Боязнь заболеть чем-нибудь неизлечимым знакома многим, но в отдельных случаях она становится гипертрофированной и даже абсурдной. О чем говорят такие страхи, чем они вызваны и как от них избавиться? «Теории и практики» описали три самых распространенных фобии, связанных со здоровьем.

Читать еще:  Лицевая опухоль у человека

© Picasso, «Femme aux Bras Croisês»

Ипохондрия — это не болезнь. И все-таки порой она причиняет такие страдания, словно человек и вправду нездоров. Международная классификация болезней (МКБ-10) сегодня описывает ипохондрическое расстройство (F45.2) так:

«Важнейшей чертой [ипохондрического расстройства] является устойчивая озабоченность пациента возможностью иметь у себя тяжелое, прогрессирующее заболевание или несколько заболеваний. Пациент предъявляет устойчивые соматические жалобы или проявляет устойчивое беспокойство по поводу их возникновения. Нормальные, обычные ощущения и признаки часто воспринимаются больным как ненормальные, беспокоящие; он сосредоточивает свое внимание обычно только на одном-двух органах или системах организма. Часто присутствуют выраженная депрессия и тревога, что может объяснить дополнительные диагнозы. Расстройство, выражающееся в озабоченности собственным здоровьем».

Прежде чем ставить себе диагноз «ипохондрия», стоит узнать, что такое соматоформные расстройства, к которым она относится. Их главная особенность — недоверие к врачам: пациенты-ипохондрики предъявляют свои претензии повторно, требуют обследований и анализов, даже если раньше результаты были отрицательными. Существующие соматические (то есть, не вызванные психической деятельностью) заболевания при этом не объясняют то, на что жалуется пациент.

Иными словами, не все, кто мучительно и необоснованно подозревает у себя рак или СПИД, являются ипохондриками: многие забудут о беспокойстве, едва врач скажет, что все хорошо. И тем не менее, из-за потоков тревожной информации, которые обрушиваются на нас, даже психически здоровые люди нередко страдают от страха.

Канцерофобия

Одна из самых распространенных форм ипохондрии — канцерофобия, при которой здоровый человек боится заболеть раком. От нее страдают самые разные люди по всему миру, — ведь многие знают, что онкологические заболевания являются распространенной причиной смерти (уступая, впрочем, сердечно-сосудистым заболеваниям, которых никто так сильно не боится), а лечение от них не все легко переносят.
Канцерофобия возникает по разным причинам. Основой для нее в том числе могут стать:

1)реакция на смерть близкого человека от рака;

2) реакция на операцию по удалению доброкачественных новообразований или кист;

3) комментарий врача при осмотре (комментарий воспринимается как намек или предупреждение);

4) наличие предраковых заболеваний (эрозии шейки матки, язвы желудка и др.);

5) невроз навязчивых состояний, ипохондрия, психопатия, депрессия, шизофрения;

6) генерализованное тревожное расстройство;

7) хронический стресс, который сопровождается резким похудением;

8) хронический болевой синдром (к примеру, мигрень);

9) климакс, когда женщина оказывается вынуждена регулярно проходить профилактические осмотры.

Реклама лекарственных и профилактических средств, которые якобы предупреждают развитие злокачественных новообразований, также не добавляет людям уверенности в завтрашнем дне и по сути как бы подталкивают их к мысли: «А нет ли у меня рака?».

Все это, разумеется, не означает, что нужно игнорировать тревожные симптомы, приписывая их исключительно канцерофобии. Однако необходимо отличить ее эффект от действительно важных изменений в состоянии здоровья. Один из лучших способов сделать это (и справиться с канцерофобией, как и с другими подобными состояниями), — пойти к врачу. Какой бы пугающей ни казалась эта необходимость («А вдруг что-нибудь найдут?»), как правило, визит в поликлинику заканчивается чувством облегчения. Сам этот шаг — посещение доктора — стоит воспринимать как терапию, действенный способ справиться с ужасом, который долго не давал покоя. Канцерофобия постоянно отвлекает на себя внимание, заставляет прислушиваться к себе, разыскивать списки симптомов, — и пугаться от этого еще больше.

Если страх после обращения к медикам не проходит, или если человек знает, что у него есть невроз навязчивых состояний, ипохондрия, психопатия, депрессия, шизофрения, тревожное расстройство или другие проблемы, справиться с фобией — вместе с основным психическим заболеванием — поможет психотерапия. Поддерживать здоровье психики так же необходимо, как лечить зубы или уши, — и нет абсолютно никаких оснований этого стесняться (ведь мы не стесняемся того, что были у стоматолога или лора).

Страх заболеть шизофренией

Боязнь стать жертвой психического заболевания, кажется, распространена не так широко, как канцерофобия, но и она представляет серьезную проблему. Чаще всего такая фобия сопровождает другие нарушения в работе психики (но никогда не сочетается с самой шизофренией): неврозы, обсессивно-компульсивное расстройство, панические атаки и депрессию. Иными словами, если человек боится сойти с ума или наблюдает у себя характерные симптомы шизофренического расстройства, это значит, что он здоров или почти здоров. Настоящий больной шизофренией никогда не заподозрит ее у себя: напротив, за счет так называемого бредового осознания происходящего (это состояние, когда окружающие шизофреника «странности» наконец складываются в целостную картину мирового масштаба) ему будет казаться, что это с окружающими что-то не так.

Тем не менее, навязчивый страх сумасшествия — лиссофобия — требует обращения к психотерапевту. От шизофрении в этом случае лечить не будут, шизофреником не назовут, — зато помогут справиться с основной, настоящей проблемой, которая вовсе не является сумасшествием.

Боязнь СПИДа

Многие городские легенды вселяют в нас страх. К ним относится, например, миф о мстительном пациенте, который подкладывает на сидения в кинотеатрах и метро выпачканные в крови булавки и записки: «Теперь у вас СПИД!». Также люди часто боятся заразиться ВИЧ или гепатитом в кабинете стоматолога, при сдаче анализа крови, в маникюрном салоне и т. д.

Правда в том, что по данным сайта Aids.ru, до сих пор не было зарегистрировано ни одного случая передачи ВИЧ от пациента к пациенту в стоматологическом кабинете. Все инструменты здесь проходят строжайшую стерилизацию: сначала их купают в специальном растворе, потом запечатывают в герметичные пакеты и отправляют в автоклав. Он, за счет высокой температуры и пара под давлением, обеспечивает стопроцентную стерилизацию. При этом на всех инструментах есть индикаторы, которые показывают, стерильны ли они. А для врачей, которые находятся в особой группе риска, в каждом стоматологическом кабинете есть так называемая «СПИД-укладка» («форма-50»), которая позволяет оказать первую помощь, если медик порезался или укололся.

ВИЧ нельзя заразиться при рукопожатиях, через полотенца, постельное белье, одежду, в бассейне, через комариные укусы, поцелуи, пресловутые уколы в транспорте, шприцы в поликлинике, и в маникюрных салонах. Сегодня, спустя 30 лет после начала эпидемии СПИДа мы знаем, что такой вирус передается только при незащищенном половом контакте, при инъекциях общими инструментами, от матери к ребенку при беременности, при родах и при кормлении грудью. Если человек соблюдает элементарные меры предосторожности, заразиться ВИЧ трудно, а защититься от него, напротив, очень легко.

Как же перестать быть ипохондриком?

Марк Тайрелл

терапевт и сооснователь ресурса Uncommon Knowledge

Советы вроде «просто не думай об этом» не работают. Почему? Потому что так вы только больше сосредотачиваетесь на мысли. Рекомендация «отвлечься» может оказаться полезной, но отвлекаться в таком случае нужно по-настоящему, иначе вы будете думать: «Я знаю, что пытаюсь не размышлять о страхе, что эта головная боль говорит о. ».

Тревога — как вода. Ей нужна емкость — мысль, которая предаст ей форму; канал, по которому она сможет передвигаться. Такой «емкостью» может стать неуверенность в отношениях с партнером, страх перед начальником, ипохондрия или что-нибудь другое. Если вы попытаетесь выкинуть емкость, вода все равно останется. Чтобы справиться с мучительным беспокойством, нужно работать с его источником — с чувствами (водой), а не с мыслями (емкостями).

Если вы пытаетесь справиться с ипохондрией, вот четыре совета:

1) Расслабляйтесь, расслабляйтесь и еще раз расслабляйтесь. Чем меньше вы напряжены, тем меньше емкостей для тревоги будет изобретать ваше воображение.

2) Берегитесь самодиагностики. Интернет — прекрасное место, но желание «просмотреть симптомы» и «взглянуть, что это может быть» — плохая идея. Дело в том, что любые симптомы, которые вы готовы со всей живостью вообразить, при таких розысках можно связать с любой искомой болезнью. Кроме того, когда вы знаете, какие симптомы нужно искать, вы можете в самом деле их у себя найти. Люди и впрямь способны сами вызвать у себя то или иное ощущение (до определенной степени).

Оставьте диагностику профессионалам, которые могут взглянуть на ваше здоровье в другом масштабе. Один мой друг был убежден, что у него рак мочевого пузыря, — а выяснилось, что он просто ест слишком много свеклы.

3) Доверяйте своему телу — оно может о вас позаботиться и знает, что хорошо, а что не очень. Недавние исследования показали, что ипохондрики меньше пекутся о своем здоровье: больше курят, больше пьют и меньше занимаются спортом. Берегите свое тело и будьте уверены, что оно делает для вас все, что может.

4) Сделайте перерыв. Чрезмерная склонность осознавать все небольшие изменения быстро превращается в мучение. Ипохондрики обращают внимание на любую боль, напряжение мышц, головокружение. Однако тело — это система, которая сама все в себе регулирует, и в ней происходят естественные безвредные перемены, которые осознаются психикой. Большая часть таких «сообщений» остаются в области подсознания. Легкая боль, урчание в животе и покалывание — симптомы того, что вы живы. Ипохондрия начинается, когда человек решает, будто все эти сигналы — признак катастрофы, хотя ни о чем таком они в действительности не говорят.

Как только вы станете меньше волноваться, вы сможете сосредоточиться на том, что происходит вокруг вас, займетесь жизненным процессом и почувствуете, что связаны с другими людьми. Так что преодоление ипохондрии станет большим шагом на пути развития личности во всех смыслах.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector