Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

Жизнь после рака: как сделать ее яркой?

Нас тронула история одной из пациенток. Женщина очень переживала, так как буквально на следующий день ей предстояла операция. Но поделилась своей историей.

— Мне 45 лет, в 2011 году у меня обнаружили рак, — рассказывает Татьяна Шпакова. – Предвестники болезни были еще в 2009 году, но я не придала этому значение. В 2011 году поехала отдыхать, облучилась на солнышке. А когда вернулась домой, начала подниматься температура, появились боли. Обратилась к онкологу, мне сделали биопсию и выявили онкологию.

Хочу посоветовать всем, кто столкнулся с подобной проблемой. Не надо отчаиваться. Нужно стиснуть зубы и ждать. Деформацию можно убрать, органы восстановить, и вы опять будете прежним. Сейчас это возможно.

P.S. Операция Татьяны прошла успешно, сейчас женщину ждет восстановление, скоро она сможет отправиться домой.

А недавно мне перезвонили вновь и пригласили на операцию, после которой нос уже будет крепиться на магнитах. Это намного удобнее.

Операция прошла хорошо. Я уже свободно могу говорить. Под наркозом мне установили решетку, куда будет магнититься орган. Теперь жду, когда будет готов мой новый носик. Я просто духом воспряла, вновь хочу жить, для меня это настоящее чудо.

На одной груди, которую удалили, мы сделали двухэтапную реконструкцию – поставили эспандер, растянули кожу и через полгода поставили имплант. На второй одноэтапную – профилактически подкожно удалили молочную железу и сразу же ее восстановили.

Операции закончились в апреле 2017 года. С имплантами мне сейчас очень комфортно – они красиво смотрятся, я могу даже ходить без белья.

Рожать второго ребенка Игорь Львович в моем случае не рекомендовал. Все-таки опухоль имела гормональный характер, и беременность может привести к разным последствиям. Поэтому мы с мужем решили немного позже удочерить девочку.

Как сделать жизнь после рака яркой?

Жизнь после рака всегда изменяется. Она уже не будет прежней, поскольку больному пришлось пройти много испытаний, которые в целом влияют на работу организма. Опыт каждого человека индивидуален и руководствуется психологическими особенностями. Но однозначно только одно: это всегда эмоциональное переживание, которое зависит от ряда факторов:

  • типа темперамента;
  • сложности заболевания;
  • этапа, на котором человеку удалось освободиться от болезни;
  • отношений в семье;
  • поддержки родных и близких.

Главное в жизни после рака ‒ не допустить слишком тревожного состояния и депрессии. Это связано с тем, что после излечения от онкологии всегда наступает эйфория. Она сопровождается выбросом высокого уровня адреналина. Со временем больной успокаивается, а глубокое удовлетворение может замениться на разочарование. Затем человек начинает думать о том, что его ждет в будущем, не вернется ли болезнь обратно, есть ли гарантии того, что после агрессивных способов лечения рак не поразит иные органы.

На эти вопросы никто не может дать точного ответа. Однако, в человеческих силах заботиться о своем здоровье и предпринимать все способы, чтобы раковое заболевание не возникло повторно.

Как жить после рака: общие главные правила

После выздоравливания человек должен быть готовым к некоторым физиологическим изменениям организма и психического состояния:

  • внешний вид может вызывать смущение из-за наличия шрамов или облысения;
  • иногда дискомфорт возникает из-за невозможности заниматься прежним делом или вести тот способ жизни, что был до болезни;
  • некоторые органы работают по-другому;
  • может возникнуть чувство одинокости или вины из-за потери друзей, с которыми познакомился в больнице;
  • наблюдается неопределенность в будущем.

Пациент должен предпринять некие меры, чтобы справиться с возникшей ситуацией:

  1. Отслеживать состояние здоровья, но пытаться панически не бояться возвращения недуга.
  2. Следовать долгосрочным рекомендациям онколога.
  3. Проводить больше времени с родными и близкими.
  4. Заниматься йогой или иными видами релаксации.

Жизнь после рака. Шаг 1 – Восстановление

Восстановление после рака заключается не только в физическом исцелении, но и духовном. Нужно пытаться избавиться от страха повторения заболевания, а в случае необходимости – посещать психолога.

Специалисты, помогающие больным выйти из состояния депрессии после рака, замечают, что иногда человек чувствует себя уязвимым и незащищенным. Поэтому общие советы психологов гласят:

  • Нужно воспринять себя таким, как есть. Даже физиологические изменения или дисфункции ничего не значат в сравнении с тем, что дарован второй шанс для жизни. В жизни после рака важно адаптироваться и повысить внутреннюю самооценку, ведь не каждому удается исцелиться от этого страшного недуга.
  • Для того, чтобы не ощущать себя нужным для социума, можно принимать участие в социальных программах по реабилитации онкобольных и делиться с другими собственным опытом. Быть примером для других ‒ нелегкая задача. Говоря людям о своих проблемах и способах избавления от них, поневоле сам научишься избавляться от житейских сложностей.
  • Акцентируйтесь на собственных достижениях.Важно научиться снова доверять своему телу, не реагировать разочарованно на малейшие недомогания.
  • Постарайтесь обрести уверенность в себе.
  • Попробуйте применять арт-терапию, научитесь выражать свои эмоции с помощью музыки, танца, рисования.
  • Если позволяет здоровье, жизнь после рака можно превратить в интересное путешествие и открытие нового в мире. Если физически это трудно сделать, тогда стоит посвятить свободное время чтению новых книг или познавательной деятельности.
  • Врачи отмечают, что, по крайней мере, ¾ пациентов после успешного завершения лечения испытывают усталость. Она может нарушать многие сферы жизнедеятельности. Поэтому важно не игнорировать это пассивное состояние, а прислушиваться к организму.

С целью восстановления стоит поставить перед собой 3 задания:

  1. Определить приоритеты и расставить жизненные акценты.
  2. Планировать свое будущее и сразу же начать придерживаться этих целей.
  3. Активно начать реализовывать задуманное, не реагируя ни на какие опасения.

Жизнь после рака. Шаг 2 – План спасения

Главная задача в жизни после рака ‒ определить сферы, в которых можно выразить себя по-новому, включая перенесенный опыт тяжелого заболевания.

Чтобы было легче адаптироваться к возникшей ситуации, стоит прислушаться к нижеуказанным рекомендациям:

  • Позаботьтесь о гармонии в своем внутреннем мире!
  1. уменьшите свои страхи по поводу рецидива рака за счет интересных и нужных как для вас, так и для других людей, занятий;
  2. глядите на жизнь с верой и оптимизмом. Позитивный настрой способен преодолеть любые трудности;
  3. в эмоционально сложные дни, когда наступает чувство усталости или разочарования, найдите себе какое-то занятие или просто отдохните от грустных мыслей, развлекитесь (например, на природе, в кинотеатре, ресторане и пр.).
  • Держите связь с лечащим врачом и персоналом!

Сообщайте им обо всех изменениях организма. Они также грамотно помогут спланировать вашу жизнь после рака, назначат поддерживающую терапию в виде иммуностимуляторов, порекомендуют правильные витамины от рака и др. Также, после перенесения агрессивных методов лечения (лучевой или сильной химиотерапии) вам потребуются курс восстановительных мероприятий и / или реабилитация.

  • Позаботьтесь о полезном и правильном питании!

Нужно максимально сосредоточиться на употреблении правильных для вас продуктов. Состояние каждого человека после перенесенного ракового заболевания сугубо индивидуальное. Возможно, кому-то потребуется особенное питание, которое назначит диетолог. Но общие рекомендации предвидят здоровую диету с большим количеством свежих фруктов и разноцветных овощей, поскольку в них содержится много витаминов, микроэлементов, аминокислот и антиоксидантов.

  • Поддерживайте свою физическую форму!

Занятия спортом полезны не только для тела, но и для снятия умственного и психологического напряжений, стресса, помогают отвлечься от депрессивных мыслей. Однако, физические нагрузки должны быть согласованы с врачом и увеличиваться постепенно с учетом реакции вашего организма.

Жизнь после рака наполнена новым смыслом. Ее стоит провести именно так, как хочется, и всегда помнить, что этим шансом нужно пользоваться с умом.

Жизнь после рака

Корреспондент «МК» во Владимире» поделился своей историей, полностью изменившей его жизнь

29.08.2018 в 01:04, просмотров: 1760

В каждом крупном городе нашей страны можно найти особое (а то и не одно) медицинское учреждение. Все входящие и выходящие из него отличаются от посетителей и пациентов обычных поликлиник и больниц. Как правило, их лица хмуры и сосредоточены. Это учреждение – онкодиспансер.

«Диагноз записали и в мою медицинскую карту»

Мне было одиннадцать лет, когда отец позвал меня на кухню и сказал: «Я должен тебе кое-что сообщить. Мама заболела, и ей придется лечь в больницу. Она там пробудет довольно долго». Я тогда пожал плечами: «Ну, это же не рак. Все будет хорошо». Он пристально посмотрел на меня, и так я узнал, что рак не щадит и самых близких… Так началась история, полностью изменившая мою жизнь. Полностью – потому что прошло чуть больше десяти лет, и этот диагноз записали и в мою медицинскую карту.

Читать еще:  Что вызывает рак мозга?

Оказавшись в вестибюле обычной больницы, можно увидеть не только грустные лица, но и вполне веселые и жизнерадостные. Эти люди возвращаются домой после починки своих организмов. Зайдя в онкодиспансер, вы увидите весь спектр социума: молодых и пожилых, обеспеченных и не очень, одиноких и семейных. И весь этот спектр будет излучать только одно: напряжение.

Так что же происходит с этими людьми после скитаний по больницам? И есть ли она, жизнь после рака? Многие из нас порой пересылают деньги на лечение онкобольным по объявлениям в соцсетях и по ТВ. И никто не задает себе вопрос: а что происходит с ними потом? Хотите узнать? Я вам расскажу.

«Лечение рака нередко напоминает лотерею»

Лечение рака – долгий и трудоемкий процесс. Причем на отдельных стадиях речь идет уже не о выздоровлении, а о приостановлении болезни. Впрочем, пусть это вас не пугает. Диабет и целый ряд заболеваний сердечно-сосудистой системы тоже нельзя навсегда вылечить. Но с ними можно жить. Годами и десятилетиями, если регулярно обследоваться и соблюдать назначения врача. Другое дело, что лечение рака нередко напоминает лотерею. И один больной с третьей стадией после всех мытарств живет долго и счастливо, а у другого – со второй – через год находят метастазы.

Первое, с чем сталкивается онкобольной, – неизвестность. Пытаясь найти ответы на свои вопросы, он залезает в интернет и тонет в потоке историй, информации и рекламы шарлатанов, обещающих вылечить все и у всех настойкой бобровой струи. Затем во время лечения он видит таких же, как он, и окончательно сбивается с толку. Одни верят врачам, но шарлатанам – еще больше, другие – смиряются со всем происходящим, а третьи находятся в окружении любящих и обеспеченных родственников и готовы читать о своей болячке лекции.

Если вы столкнулись с этим недугом, если вы неравнодушны к чужому горю, если вы почти отчаялись, или вы — тот, кто преодолел и готов поделиться своей победой, заходите на сайт onkoliga.ru и убедитесь в том, что даже с этим диагнозом — ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Но наступает день, когда лечение окончено. Теперь нужно лишь периодически являться на контроль, а впереди – работа или пенсия по инвалидности (а иногда и то, и то). И тут человек становится похож на впервые покорившего Эверест альпиниста, который не знает, как спуститься. Особенно, если в органах недочет, или волосы облетели, как пух у одуванчика. Отдельная тема – если ты молод, но уже не сможешь иметь детей.

«Ты не можешь быть таким, как раньше»

За время лечения ты привыкаешь к теме боли и болезни как к шуму автомобилей на улице. Ты бережешь себя и нервничаешь, если вдруг что-то где-то заболело. Обычный человек выпьет таблетку анальгина, а онкобольной может довести себя до нервного срыва, пока не сделает томографию и не убедится, что у него мигрень, а не метастазы в голове. Ну а в день контрольного обследования внутренние ощущения вообще сродни генеральному сражению наподобие Бородинского.

Тебе становится неловко, что ты не можешь быть таким, как раньше. Если ты состоявшийся и поживший человек, то рано или поздно тебе становится все равно. Но если у тебя были в мечтах куча подписчиков в «Инстаграме», рельефное тело и любовь всей жизни рядом… Тебе становится стыдно смотреть в глаза людям, потому что ты чувствуешь себя неловко за то, что ты – уже по другую сторону. Что ты – другой. Ты – особенный. И это гложет. Потому что нельзя много находиться на солнце. Нельзя второе, третье, четвертое. Много этих «нельзя».

Это начинает напоминать стокгольмский синдром, и в очередях в поликлинике заводятся разговоры о том, кто как перенес химию и какой едой поднять показатели крови. Те, кто дружит с интернетом, общаются на тематических форумах. Все позади, но диагноз не отпускает – он в подсознании. Он уже часть разума.

«Хочется жить ярко, жить взахлеб»

И что же делать? Как научиться забывать свои кошмарные сны наяву и как сделать прививку обществу от отчуждения таких людей? Мне сначала было немного проще. Я спокойно отнесся к предстоящей операции, и вообще, она прошла довольно весело. Настолько, что врачи по ее окончании шлепнули мне под нос в блестящем лотке уже бывшую часть моего тела, показав и рассказав, что в ней не так.

Вот только некоторые знакомые, узнав про мой диагноз, стали стараться не пользоваться со мной одними вещами. Или пореже здороваться за руку. И спрашивать, не из больницы ли я сейчас пришел. Словом, активно профилактировать передачу рака воздушно-капельным и бытовым путем. Ибо у нас немало тех, кто в такую возможность свято верит. Как говорится, проверено опытным путем.

В конечном счете, мне стало все равно, кто и как к этому отнесется. Тем более, что хождения по кругам онкологического ада в связи с рецидивами у мамы быстро убедили в том, что если это глубоко в себя впускать, то можно легко лишиться рассудка. За примерами далеко не надо было ходить: некоторые мои знакомые от постоянных стрессов на фоне лечения и обследований стали сильно подвержены истерии и депрессиям.

С одной стороны, это вылилось в проект помощи больным и их близким в виде журнала, издаваемого АНО «ОнкоЛига». Он стал уникальным проектом трансляции знаний и опыта врачей, юристов, психологов. С другой стороны, я стал больше времени уделять своему развитию. Болезнь, знаете ли, меняет. Начинаешь остро чувствовать, что никогда не знаешь, успеешь ты сделать что-то или нет. И от этого так хочется жить ярко, жить взахлеб, стараясь успеть взять от жизни больше. Увидеть, попробовать, сделать, почувствовать. Прыгнуть с парашютом, наконец. Обнять каждого, кто дорог, и успеть попросить прощения и поблагодарить.

«Общество должно быть чуть умнее»

Одним из самых мощных открытий для меня после лечения стал бойцовский клуб «Тайлер», куда я пришел заниматься джиу-джитсу. Большая часть круга моего общения, во многом состоящая из ученых и чиновников, вряд ли поймет, в чем прелесть пытаться выбраться из-под здорового борца весом килограмм на 15-20 тяжелее. Или какой смысл заставить себя прийти на вторую тренировку, когда на первой ты чуть не сдох уже на разминке. А все очень просто. Сила – это тот стержень, который ты выращиваешь в самом себе. С помощью которого ты живешь. И хочешь жить, невзирая ни на что. А силен в первую очередь тот, кто победил себя.

Преодоление своих страхов – то, что так необходимо тем, кто столкнулся с раком. Страха болезни. Страха одиночества. Страха бесполезности. Страха пустоты. Их много, этих страхов. Но только умение не опустить голову перед ними позволяет бороться. Один из врачей часто повторял своим пациентам: «Нас трое: я, Вы и болезнь. Если Вы будете со мной, то мы победим. А если нет – то победит болезнь».

Так какая же она, жизнь после рака? Горькая, как каменная соль, но удивительно меняющая ход мыслей и отношение ко всему. Дающая шанс перезапустить самого себя в этом мире, увидеть себя и свое окружение в своей подлинной сущности. Напоминающая, что нужно быть сильным, иначе – зачем тебе быть? Открывающая новые горизонты, потому что уже почти нечего терять, а значит – можно многое приобрести. Как это ни парадоксально.

Вот только общество должно быть чуть умнее. Гуманнее и деликатнее. Добрее и воспитаннее. Чтобы не оставлять на свалке жизни талантливых, креативных и способных людей исключительно из-за их диагноза. Потому что, как говорят некоторые врачи, в конечном счете раком заболевают все, только вот не каждый до него доживает.

Читать еще:  Лечение остеосаркомы в израиле

Моя история: счастье после рака

Когда мы открывали рубрику «Моя жизнь«, мы очень надеялись на то, что она вызовет интерес. Рассчитывали на искренность и – честно – волновались. Но первое письмо, которое пришло, развеяло наши сомнения в том, что она нужна. И что многим из нас есть что сказать.

История Наталии – женщины, влюбившейся в жизнь заново.

«Когда я слышала, что кто-то заболел раком, я была спокойна. Меня это не коснется. Я выросла в деревне, в экологически чистой зоне, питалась домашними продуктами, всегда много овощей, ягод, фруктов. Мясо, яйца – все домашнее и экологически чистое. Да и хорошая наследственность в придачу. Врачей посещала регулярно и, будучи Девой по гороскопу, скрупулезно следовала их рекомендациям.

Я чувствовала себя абсолютно здоровой. Получила высшее образование, вышла замуж, родила детей. Всё как у всех. Дети росли и радовали. Правда, с мужем развелась, когда дочке было 8 лет, а сыну – 3. Растила детей одна, радовалась их успехам, получала удовольствие от работы. Как говорится, жила полноценной жизнью. Когда дочь окончила школу и поступила в вуз, я переехала в Минск. Здесь тоже все устроилось. Я жила и работала, даже не подозревая, что коварная болезнь уже сидит во мне и ждет своего часа.

Стало плохо на работе. Резкая боль пронзила тело. Я чуть не потеряла сознание. В больницу увезли на карете скорой помощи. Длительные обследования. Сдача всяческих анализов.

День, когда я узнала свой диагноз, я не забуду никогда. Меня вызвали в поликлинику и сказали, что мне срочно нужно с анализами пойти в онкодиспансер. Я еще не понимала и не осознавала, что это такое, но тело стала колотить мелкая дрожь. Я спросила:

– В онкодиспансер прямо сейчас?

– Да, – ответила врач, – и как можно скорее.

Я заплакала, медсестра в кабинете стала меня утешать и приводить примеры, что многие живут долго с таким диагнозом. Я никого не слушала. В голове сидела одна ужасная мысль: «У меня рак».

Как же жить дальше, что делать, сын – старшеклассник, дочь – студентка? Что будет с ними, когда меня не станет? Неужели жизнь заканчивается? Мне же всего 40 лет. На ум пришла пословица «Сорок лет – бабий век». Неужели это конец…

В онкодиспансер поехала сразу же. Дополнительные обследования, запись на операцию. Дома я постоянно плакала, особенно, когда смотрела на своего сына. Мне казалось, что все, что я делаю, я делаю в последний раз. Я чистила сыну обувь, и когда он мне говорил, что он взрослый и все может сделать сам, я опять начинала плакать, мне казалось, что его ботинки я тоже чищу в последний раз. А мне так много хотелось для него сделать! То, что творилось у меня на душе, не передать словами. И только тот, кто сам пережил подобное, сможет меня понять. Мне казалось, что это конец. Но как оказалось, это было начало. Начало новой жизни. Жизни после рака… Да, она изменилась и стала другой.

Я вынесла все: тяжелую многочасовую операцию, прошла через облучение, химиотерапию. Мне повезло с врачом. Тихая, спокойная, солнечная молодая женщина была больше похожа на выпускницу вуза, чем на маститого хирурга-онколога, но я почему-то сразу доверилась ей.

Сказать, что перед операцией я переживала и нервничала, это не сказать ничего. Я неистово молилась Богу и просила о помощи. Все мои друзья, родные и знакомые ходили в храмы, ездили в монастыри, ставили свечи за мое здоровье и заказывали молебны о здравии…

Когда анестезиолог ввел наркоз и я почувствовала, что проваливаюсь в сон, мои последние мысли были: «Господи, я доверяюсь тебе. Помоги!»

Операция прошла успешно. Но это был еще не конец моим страданиям. С каждым днем я поправлялась, чувствовала себя все лучше и лучше. Мне была назначена химиотерапия. После первого сеанса я поняла, что весь ужас еще впереди. Невыносимые боли, адские муки – физические и душевные. Боль в каждой клеточке твоего организма, желание умереть и потеря страха перед смертью. Я поняла, почему старенькие бабушки просят о смерти. Все потому, что они устали жить немощными и смерть для них – как переход к спокойствию и концу страданий. Это чувствовала и я. Мне уже было все равно, хотелось уйти от этой боли, избавиться, не радовало ничто, даже собственные дети. На 18-й день после первой химии начали выпадать волосы. Было ужасно больно, я чувствовала, как одна за другой умирают волосяные луковицы. Я стала похожа на ужасного инопланетянина с лысой головой. Плюс ко всему мне кололи гормон, и я стала полнеть. Мой вес приближался к 100 кг. Жить совершенно не хотелось. Чувствовала себя бесполезным существом. Сил что-то делать по дому не было вообще. Все обязанности по ведению хозяйства свалились на моего, тогда еще гражданского, мужа и сына. Так продолжалось полгода. Через каждые 21 день – сеанс химиотерапии и ужасные муки.

Со мной рядом был мужчина, мой любимый, единственный и самый лучший на свете. Он меня понимал, ухаживал за мной, не спал ночами вместе со мной, кормил меня буквально с ложечки, бегал по магазинам, готовил, убирал, стирал, делал, все, что я не могла. И никогда ни слова упрека. Он просто был рядом. Выполнял все мои прихоти, терпел мои капризы.

Когда закончилась химия, вышла на работу. Легче не стало. Нужно было ходить в парике, что добавляло еще и психологический дискомфорт. Постоянно казалось, что он свалится с головы. Выполнять работу в полном объеме, как раньше, я уже не могла. Не было сил. Дали группу инвалидности, правда, рабочую. Пришлось уйти с должности.

За время химиотерапии я поправилась на 20 кг. Врач постоянно говорила, что диеты опасны для меня, вес уйдет потихоньку сам, когда организм начнет восстанавливаться. Верилось слабо. Ничто меня не радовало, одежда на 4 размера больше, чем до операции, раздражала.

Оживать я начала где-то месяцев через 8 после операции. Была весна, апрель. И вдруг я заметила, что трава, которая начинает пробиваться из-под снега, необычно зеленая и красивая, что небо голубое, что листики нежные. И тут я поняла, что раньше всего этого не замечала. Относилась по-другому. Я увидела жизнь природы. Я жила, ходила на работу, никогда не замечая, того, чем можно любоваться. Я стала по-другому воспринимать жизнь, стала радоваться и любить то, что рядом.

Я рада людям, которых встречаю по дороге на работу, все они кажутся мне красивыми и милыми. Я рада солнцу, морозу, ветру, дождю, радуге. Я полюбила этот мир и людей, такими, какие они есть. Я научилась ценить жизнь. И как только я начала радоваться и любить жизнь, вес начал уходить сам собой, гражданский муж сделал предложение, и мы расписались, сын поступил в колледж, а дочка вышла замуж.

Все так относительно в этом мире. И даже страшная болезнь может принести счастье. Я пришла к этому через страдания физические. Я каждое утро благодарю Бога за то, что наступил новый день, что мои родные и близкие живы и здоровы. У меня теперь все есть: полное восприятие и любовь к миру, есть любимый муж, недавно родилась прелестная внучка. Я счастлива. Раньше, будучи здоровой, я не чувствовала себя такой. Своим счастьем я захотела поделиться и с вами, дорогие читатели. «

От редакции

Наталия, спасибо вам за искренность. Пусть у вас все будет хорошо.

Возможно, эта история воодушевит тех, кто борется с таким же недугом. Мы искренне желаем всем здоровья и надеемся на отклик.

Жизнь после рака: Ирина Жихарь

Сегодня в Минске будет презентована книга о том, что сильнее рака. Сборник из 22 интервью с людьми, прошедшими через онкологические заболевания, вышел в серии «Библиотека «Свободы».

Читать еще:  Рак правого легкого

Его герои – люди разных возрастов и социальных статусов: музыкант, учительница, банкир, пенсионер, клоун, священник, театральный критик… болезнь, как известно, не выбирает. Выбор остается за человеком – согнуться под гнетом обрушившейся на него чудовищной несправедливости или жить, наполняя каждый день новым, еще более глубоким смыслом.

Одно из первых интервью сборника «Жизнь после рака» было взято год назад у минчанки Ирины Жихарь. Собственно, с Ирины началась волна откровенных исповедей пациентов онкологических диспансеров: она одной из первых в Беларуси стала открыто говорить о своем диагнозе и проблемах переживших рак пациентов.

Ирина Жихарь живет в Минске, ей 47. Наш разговор на ее кухне начинается с того, что Ирина учит меня правильно заваривать зеленый чай. Правильно заваренный зеленый чай – важное средство как профилактики рака, так и восстановления после лечения. К тому же онкологическим больным надо ежедневно выпивать как минимум полтора литра чистой воды. Ирина открывает шкафчик в кухне и показывает запас пластиковых бутылочек разного объема. Выходя из дома, она берет воду с собой.

Ирина живет после рака уже 20 лет.

Первый диагноз ей поставили еще в 1994 году – рак околоушной слюнной железы. Ирине исполнилось 27. Тогда ее предупредили, что сохранить улыбку на лице после такой операции удается только в пяти процентах случаев.

– Я шла на операцию и улыбалась во весь рот, потому что мне казалось, это последний раз, – рассказывает она.

Сейчас Ирину невозможно представить без улыбки – улыбается она всегда. Несколько раз за время нашего разговора на глазах Ирины показывались слезы – когда вспоминала о маме, о том, как выла по ночам, как радовалась победам. Вытерев слезы, она вновь улыбается.

– Я живой человек, – говорит она. – Я могу плакать, и могу смеяться.

Рассказывать про больницы и лечение Ирина отказывается. «Зачем? – спрашивает. – Это было тяжело, это было надо, и это прошло. Сейчас другая жизнь».

Еще Ирина искренне и крепко верит в Бога.

– Я вам хочу сказать, что после рака живу уже двадцатый год, и до этих пор не болела ни одним простудным заболеванием, – говорит Ирина.

– Если человек не умеет справляться со стрессами, это тоже причина. Онкологическое заболевание всегда психосоматическое. Что-то происходит в голове человека, который делает все, чтобы прийти к этой болезни. Потому что причин заболевнаия никто никогда вам не скажет – свою лепту вносит все. Я вот работала в чернобыльской зоне два года, 1988 – 1989 годы. Стало ли это причиной? Никто мне сегодня не скажет. А я думаю, тот образ жизни, который я вела, определенные установки, которые я имела, позволили болезни прийти значительно раньше, чем она могла бы прийти.

Когда попадаешь в руки врачей, они делают свое дело, ты видишь их каждый день. Но наступает момент, когда тебе говорят – все, что могла медицина, она тебе дала. Ты «здоровая». Иди домой – и живи. Ты спрашиваешь: «А что делать, как жить?» – «Вот как хочешь, так и живи».

Ты выходишь, вечером еще засыпаешь спокойно, а наутро, проснувшись, обнаруживаешь: никто около тебя не суетится, ты дома. Ты встаешь – тут кольнуло, там не можешь что-то поднять. И ты понимаешь, что остался с болезнью один на один.

Родные очень рады, что ты дома. Они могут спросить, как твое здоровье, как ты себя чувствуешь – «давай, держись» и все такое. А ты их начинаешь тихо ненавидеть. Потому что тут кольнуло, а здесь ты не можешь есть – вкуса нет, как у меня было во время первой болезни, волос нет… А они говорят «держись», потому что не понимают…

От того, как пройдет этот период адаптации, будет зависеть, как человек сможет жить. Лично ей очень важно было понять, для чего и для кого жить дальше.

– Мне надо было 27 лет прожить, чтобы понять: не могу себе представить, как моя мама пойдет за моим гробом. Я понимала, что меня будут хоронить в белом платье невесты, ведь я замуж собиралась и не вышла. Я себе это представляла и не могла пережить, как мама идет за моим гробом… Вот это желание и дало силы…

Сейчас Ирина повторяет, что жизнь человека, который пережил рак, подчинена определенным правилам. Вынудить себя придерживаться определенного распорядка, поверить, что выздоровление возможно – равно моральной победе. Для этого важно видеть и знать тех, кому это удалось.

– Мне в свое время помогли ученики. Просто знакомили меня с онкологическими больными, которые болели 10 – 20 лет. И это дало импульс – за жизнь надо бороться. Люди работали над собой, и это принесло результат. Я так вышла на книжку Майи Гогулан. И год жила по этой книге. Я начала делать гимнастику по системе Ниши. Начала принимать контрастный душ. Это при том, что меня предупреждали: холодное, сквозняки – ни в коем случае! Горе-беда!

– Я помню тот день, – рассказывает Ирина, – как я стояла под холодным душем и забыла закрыть ванную комнату. И мама зашла. Ее предупреждали, что мне категорически нельзя переохлаждаться, а тут дитя под холодной водой лысое стоит. Мама обомлела. На коленях стояла передо мной – «Доченька! Что же ты делаешь!»

– У меня на шее лимфоузлы были видны, – продолжает она. – И уже говорили, что это метастазы, ведь у меня была третья стадия. Я в зеркало смотрела, и видела их.

Но однажды утром, через семь месяцев после начала занятий, Ирина увидела в зеркале, что узлы исчезли.

– Такое было счастье в доме! Я говорю: «Мама, иди посмотри. У меня шея ровная!»

Ирина подчеркивает, что очень важно правильно питаться. Она перестала есть мясо, рыбу, яйца, молочные продукты. На подоконнике сделала грядки, чтобы зимой выращивать зелень, свеклу. Проращивала злаки. Животный белок заменила растительным – бобами, фасолью, горохом.

Тип питания должен зависеть от характера болезни. Сейчас уже Ирина позволяет себе творог с льняным маслом и рыбу, хотя бы дважды в неделю.

В 2008-м болезнь вернулась. На этот раз был рак молочной железы. И его удалось преодолеть. Не получилось только уберечь самого близкого человека – маму. Ее рак проявился в неоперабельной стадии. «Пять дней после больницы, – рассказывает Ирина и плачет. – И мамы нет».

Пришлось познать и переживания человека, близкий которого болеет раком. Весь этот опыт она передает теперь тем, кто сталкивается с диагнозом.

– Победить рак – значит, научиться с этим жить, – говорит Ирина. – И не требовать от близкого, чтобы он понял твое одиночество. Как он сможет понять, что ты чувствуешь, когда у тебя все горит от химиотерапии? И зачем? И ты справляешься сам.

Для чего мы создаем группы поддержки? Вот для того, чтобы те, кто пережил, могли про это рассказывать. И даже рассказывать иногда не надо. Ты приходишь – и попадаешь в круг людей, которые это все прошли. Язык, на котором ты говоришь, понятен людям, которые это прошли. И твое одиночество растворяется.

Ирина Жихарь – председатель совета общественного объединения «Белорусская организация трудящихся женщин». Она координирует работу группы поддержки и взаимопомощи онкопациентов при территориальном центре социального обслуживания населения Ленинского района Минска.

Инициатива создать такую группу принадлежала Ирине и ее единомышленницам. Чиновники. Врачи и социальные службы пошли им навстречу. Всю информацию о том, как бороться с болезнью, если вам или кому-то из близких поставили онкологический диагноз, можно найти на сайте http://oncopatient.by/.

– После второй болезни я, наконец, поняла: победить рак – это не значит жить после болезни 10, 20 или 50 лет. Это значит – каждую минуту проживать осмысленно, с Богом. Потому что нет смысла жить долго, если ты не знаешь, ради чего ты это делаешь.

Видеоинтервью Ирины Жихарь:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector